Нежное звучание волынки на донецких улицах

0 Favorites

Богдан Ковалев: «Важно играть в удовольствие»

“Игра на волынке — моя форма контакта с внешним миром”, — делится своей системой коммуникаций с реальностью донецкий музыкант Богдан Ковалев.

Об эмоциональных импульсах, душевных тембрах звучания и других творческих тонкостях искусства игры на удивительном инструменте — шотландской волынке — мы беседовали с нашим героем.

Влюбился в волынку с первого взгляда

—  Волынка – достаточно специфический музыкальный предмет. Вряд ли вы мечтали освоить его в детские годы. Как впоследствии возникло такое желание?

— Много лет назад, прогуливаясь по Невскому проспекту, увидел, как три волынщика, барабанщик, парень, играющий на ирландской бузуке, и две танцующие ирландские танцы девушки задавали настроение окружающим. Я понял, что это любовь на всю жизнь.

Тогда шел 2001 год, и в плане альтернативной культуры Донецк  представлял довольно жалкое зрелище: была хорошо представлена классическая школа, выступали прекрасные джазовые музыканты, а в остальных случаях  многократно исполняли репертуар Виктора Цоя и Бориса Гребенщикова. Волынка, конечно, была настоящим эксклюзивом.

— Любопытно, на каком из музыкальных инструментов вы играли до того, как влюбились в волынку?

— Я балалаечник – закончил музыкальное училище по классу балалайка. Но обучаться игре на волынке начал в 2012-м году, когда приобрел инструмент. Пока жил в Питере, не располагал такой возможностью.

— Как оказались в Петербурге – волей судьбы?

— Путешествовал. Иногда выступал.

— Интересно, где еще побывали?

— Если говорить о России, то это Курск, Орел, Тверь, Тула, Пушкин, Павловск, Красноярск, Хакасия и, конечно, Москва. Также побывал в Европе и Азии – Голландии, Германии, Таиланде, Гонконге, Китае, Израиле.

— Чем вызвана такая обширная география вашего вояжа? Искали себя или, возможно, вдохновение?

— Просто работал.

— Здорово!

— На самом деле, не все музыканты любят так много путешествовать. Ведь это отрывает от жизни на родине. Ты вынужден ехать и зарабатывать, в то время как мог бы строить планы, налаживать быт, вить семейное гнездышко и т.д.

А в другой стране привыкаешь к местным обычаям, культуре, а прежние наработки, контакты стираются временем.

— Во всем свои минусы. Но плюсы ведь тоже есть…

— Конечно! Расширяешь кругозор, становишься свободнее в мышлении. Однако в каждой стране свой информационный и эмоциональный фон. Такие различия остро ощутимы при переезде из страны с мягкой архитектурой в государство с массивными геометрическими конструкциями. Например, путешествуя из Европы в Азию, где царит хай-тек, сразу возникает внутреннее психологическое напряжение.

— Такая же разница и в музыкальных предпочтениях?

— Верно. Но смотря с чем сравнивать. В отношении европейских музыкальных вкусов — там люди предпочитают качество, любят посещать концерты, ценят высокую культуру. В Азии публика не настолько взыскательна. Феерию вызывает уже то, что перед ними выступает белый человек. Даже на бульваре им. Пушкина в Донецке музыканты играют на порядок лучше своих азиатских коллег. Естественно, на побережье, в крупных городах — иная ситуация — там люди более культурно просвещены, разбираются в искусстве.

— А какую музыку приходилось исполнять вам?

— Разную. Приходилось и джаз играть, народные композиции, на волыночных парадах выступать и даже попсовые песни исполнять. Все зависит от конъюнктуры. Конечно, это опыт и масса впечатлений. Но все равно всегда тянуло домой.

«Надо формировать свой творческий костер»

— Что ж, теперь вы дома. Какие планы строите?

— Хочу открыть школу для волынщиков. Ведь волынка — это часть мировой культуры. Во время своих поездок общался с одним голландским бэндом, их пайп-мейджор (главный волынщик) даже из Голландии никогда не выезжал, так как у них в стране есть все необходимое для обучения и развития. Вот в этом вся загвоздка. Когда у человека есть все для личного счастья и самореализации, ему не нужно никуда ехать. Мне хочется, чтобы у нас люди загорелись искусством, сформировали свой творческий костер!

— Какой стиль исполнения вам ближе?

— Конечно, канонический. Ведь мы говорим о сегменте мировой музыкальной культуры. Поэтому классика предпочтительней. Очень здорово, когда артист, занимаясь творчеством, растворяется в нем. Тогда личность исполнителя теряется в образе, который он создает.

— То есть на сцене у артиста обязательно должен быть образ?

— Абсолютно верно. Артист работает с эмоцией слушателя. Мне интересно именно это.

— Понятно ли по взглядам зрителей, что музыка вызвала именно те эмоции, которые вы стремились донести?

— Это ощущается сразу. Дончане – народ особый, откровенный, и у многих эмоции легко читаются на лице.

— Играя на волынке, следует надевать килт, дабы соответствовать образу. Всегда ли вы следуете этому правилу?

— Конечно. Я ведь играю на шотландском музыкальном инструменте. Поэтому нужно соответствовать. Вообще, важно играть в удовольствие.

— Шотландские волынки бывают разные. Какие имеются в вашем арсенале?

— У меня есть три больших, одна малая (камерная) и средневековая испанская волынка. В зависимости от размера варьируется диапазон звучания.

— Наверняка у вас есть любимые музыканты-коллеги, чьей манерой исполнения вы восхищаетесь?

— Безусловно. Человек, который лет 20-30 за инструментом, тоньше чувствует звук. Меня вдохновляет мэтр шотландской волынки  Фред Моррисон, выдающиеся властелины ирландкой волынки Лайам О`Флинн и Дэви Спиллейн. К слову, Милитари Татту (фестивали и парады военных оркестров) в Эдинбурге тоже невероятны в отношении уровня мастерства музыкантов. Видел такое и в Германии.

— А есть ли у вас любимые музыкальные композиции?

— Да, я очень люблю жиги – это танцевальные мелодии.

Его саундтрек жизни – тишина

— В знаменитом фильме «Титаник» в оригинальном саундтреке звук волынки Эрика Риглера олицетворяет душу корабля. Такой художественный подтекст близок вашему творчеству?

— Музыкант осваивает инструмент, обретает технические навыки без душевного наполнения. Спустя время, когда он начинает чувствовать мелодию, ощущает ее эмоцию и тогда уже вкладывает в исполнение душу.

— Вот он какой – волшебный музыкальный механизм! Любопытно, кто был вашим учителем?

— Виктор Андреевич Трубников – преподаватель в музыкальном училище, который научил меня работать с инструментом (балалайкой) и с самим собой, сумел передать чувствование музыки.

— А кто учил вас игре на волынке?

— Я сам – с помощью видеоуроков. Затем приобрел опыт в Европе, консультировался с признанными мэтрами. В итоге я играл с различными шотландскими бэндами.

— Вас часто можно увидеть с инструментом в центре Донецка…

— Да, хочу, чтобы люди познакомились с волынкой, прониклись ее звучанием. Неоднократно во время моей игры горожане подходили и интересовались, что это за чудо.

— Не удивительно, ведь это действительно редкий инструмент. К слову, в чем особенность его звучания?

— В тембре. Также имеет значение стандарт настройки инструмента. Например, звук «ля» — это 440 герц, а у волынки этот звук несколько выше – 480 герц. Кстати, 50 лет назад стандарт звучания был гораздо ниже – со временем отмечается тенденция к росту.

— Любопытно, какие из известных классических произведений можно исполнять на волынке в оркестре?

— Смотря что считать классикой. Все музыкальные произведения, написанные на поэмы известного шотландского поэта Роберта Бернса, «Праздничный марш» Рихарда Вагнера и т.д.

— То есть волынка – инструмент универсальный?

— В какой-то степени. Сейчас, к примеру, занимаюсь переложением русских народных песен. «Гимн России», к слову, отлично звучит на волынке.

— Есть ли музыкальные композиции, которые вы хотели бы освоить?

— Полно таких. Но больше всего хочется научиться в совершенстве исполнять пайп-броки – композиции с искусными музыкальными украшениями, которые в Шотландии обычно играют пожилые волынщики с огромным опытом.

— Это же инструмент шотландской культуры, верно?

— Нет. Ее в Шотландию завезли римляне из походов по Ближнему Востоку много лет назад. Но благодаря колониальным войнам Британской империи, этот инструмент распространился практически по всему миру. В Испании, Германии, Болгарии, Румынии, Молдавии, во Франции, на Кавказе есть свои виды волынки.

— Интересно: начинать играть на волынке можно в любом возрасте?

— Абсолютно. В Шотландии, например, начинают играть рано, в европейских странах гораздо позже.

— Если бы можно было выбрать саунд-трек вашей жизни, какая бы это была мелодия?

— Это была бы тишина. Из-за чрезмерного звукового пресыщения ее порой не хватает.

Беседовала Алиса Садекова

 

Вас может заинтересовать

Оставьте комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемь + 10 =