Блогеры ДНР объяснили, зачем охваченному войной Донбассу передача об искусстве

Новости о конфликте в Донбассе не только продемонстрировали миру ужасы войны, но и познакомили его с культурой этого региона — с музыкантами, прозаиками, поэтами. Мир узнал, что в Донбассе есть театры и консерватории, философские кружки и писательские объединения. Созданный Киевом стереотип о «донецких», как о необразованных в массе своей людях, оказался не более чем ничтожный, мерзким мифом.

Как выяснилось, в Донбассе есть и свои YouTube-блогеры, записывающие программы не для местных телевизионных каналов, а для канала в Интернете. В ноябре в записи программы «Поле битвы — искусство» поучаствовала корреспондент Федерального агентства новостей.

ФАН пообщался с ведущими программы «Поле битвы — искусство» Анастасией Бондаревой и Максимом Газизовым и расспросил, как появилась идея создать программу, возможно ли художественное творчество на фоне непрекращающейся уже почти шесть лет войны в Донбассе и кого еще ребята собираются приглашать в свою студию. Молодые люди живут в столице Донецкой Народной Республики и хорошо понимают, что значит искусство для объятого гражданской войной региона.

 — Информационная среда сейчас перенасыщена. Кажется, что уже никого ничем не удивишь. Ребята, расскажите, как возникла идея делать передачу «Поле битвы — искусство»?

Максим: Идея возникла во время беседы с коллегами, собственно, об искусстве. О том, какие книги читаем сейчас, какие фильмы смотрим, какую музыку слушаем. Что из этого стоящее, а что — нет. Лично меня раздражает, что Донбасс с начала войны — с тех дней, как он начал занимать первые полосы мировых СМИ, — рассматривают исключительно в политическом ключе, причем, в прагматично-политическом.

— Но почему именно искусство? У вас под боком действительно война идет. Может, стоило, наоборот, делать по различным аспектам боевых действий?

Анастасия: Искусство облагораживает, возвышает человека. А в условиях военного времени — это важно вдвойне. Кроме того, искусство имеет, если использовать культурологическую терминологию, аполлонический эффект. То есть, позволяет забыть о трудностях, отвлечься: уставшим от войны людям требуется эмоциональная разрядка, которую может обеспечить именно искусство.

Максим: Я, если позволите, продолжу отвечать на первый вопрос, таким образом, ответив и на этот. Взгляд мира на Донбасс, о котором я говорил, — это взгляд на тебя как на механизм, а не организм. Эмоции жителей Донбасса стали интересны постольку, поскольку они отражают исключительно политическую ситуацию. Будто все наши перипетии имеют право быть воплощенными только в новостях, но не в книгах, художественных фильмах, живописи, музыкальных композициях. Хотя это, конечно, не соответствует действительности. Нужно сместить акцент. Нужно снова заявить о своей причастности к русской культуре, а через нее — и к мировой. Из сводок новостей можно создать остросюжетный роман. Так делал Достоевский.

 — Как вы сами оцениваете, «Поле битвы — искусство» — скорее, как говорится, не для всех, с некой претензией на элитарность? Или же ее с удовольствием посмотрит и простой парень, отдыхающий дома после тяжелой физической работы?

Анастасия: Программа изначально была задумана для широкого круга зрителей, потому в студию приглашаются гости разного рода деятельности. От рэпера до поэта, от поп-исполнителя до психиатра-писателя. Думаю, именно это поможет заинтересовать разные категории населения. Может, есть в Донбассе и разнорабочий, который в свободное время создал, образно говоря, аналог скрипки Страдивари. Добро пожаловать к нам!

 — Есть мнение, что война в Донбассе с самых первых дней, с весны 2014 года, породила мощный литературный процесс, сравнимый разве что с творчеством, так или иначе связанным с Великой Отечественной войной. Даже войну в Афганистане — хотя она и дала отдельных авторов, среди которых есть настоящие жемчужины, — назвать литературным процессом все-таки сложно. Согласны ли вы с этим утверждением?И если да — то с чем, на ваш взгляд, это связано?

Максим: Недавно продюсер Константин Эрнст в одном из интервью сказал о культовом криминальном сериале так: «Показ сериала «Бригада» тогда, когда его показывали по ТВ, был ошибкой политической, социальной и психологической». По его словам, история, которая показана в фильме еще не завершилась на момент выхода кино. Это очень важно. Эрнст имеет в виду эпическую дистанцию. Грубо говоря, действительно великое художественное произведение о войне в Донбассе может появиться только тогда, когда остынут могилы. Высохнут слезы, хотя оплакивать погибших на этой войне будут снова и снова. Но должна завершиться история. Должна появиться дистанция. Это то, о чем говорил лирический герой Есенина женщине: «Лицом к лицу лица не увидать. Большое видится на расстоянии».

Анастасия: Но, когда это время наступит, я уверена, что мы увидим основанные на материале событий в Донбассе настоящие шедевры. Зато прямо сейчас мы можем попытаться «проникнуть на кухню», попробовать посмотреть, как готовятся их черновики.

— Планируете ли привлекать для участия местных персонажей? А из ЛНР? Или вдруг, внезапно, с Украины: там ведь тоже не все «заскакали».

Анастасия: Как я уже подчеркнула, двери нашей студии открыты для всех, если, конечно, вы, например, художник, а не думаете, что вы художник. То есть, вы должны быть автором произведений, которые соответствуют элементарным художественным требованиям. При этом не важно, являются ли ваши творения, так сказать, элитарными или относятся к масскультуре.

Максим: Что касается Украины — для них ответ такой же. Приезжайте, приходите, пишите, звоните, давайте поговорим… Вы же творцы — люди рисковые. Мне, например, хочется пообщаться с лидером украинской группы «Бумбокс», спросить, в чем причина того, что в том же Северодонецке они недавно отменили концерт из-за нераспроданных билетов? Может, стоит тоже сместить акцент на музыку, а не на политику, и публика в Донбассе к тебе потянется?

 — Когда смотришь вашу программу, сразу становится понятно, что ее делают не школьники-ютьюберы, что называется, «на коленке», а команда профессионалов. Раскройте тайну — что творится «за кулисами»? Сколько человек участвует в создании передачи?

Максим: Да помогали все, кому не лень! Кто-то из друзей сразу придумал несколько вариантов логотипа, кто-то, заинтересовавшись, начал вносить предложения технического характера по съемкам… Конечно, каждый в своем деле, но все эти люди — действительно профессионалы. Как говорят математики, участвуют в программе — до «плюс бесконечности».

 — Название передачи «Поле битвы — искусство». Что нужно, на ваш взгляд, для победы? И как вы ее видите — эту победу?

Анастасия: Это обыгранная цитата из романа Достоевского «Братья Карамазовы»: «Тут дьявол с Богом борется, а поле битвы — сердца людей». В искусстве эта битва — на уровне образов, она более наглядна.

Максим: Что касается победы в подобной битве, то, на мой взгляд, нужно спросить себя: а когда, собственно, началась эта война? Я не уверен, что в 2014 году. Помните Талькова? «Идет гражданская война восьмой десяток лет», — пел он в начале 90-х прошлого столетия. У Цоя: «И две тысячи лет война…» Но, на мой взгляд, лучше всего об этом сказал именно поэт Юрий Кузнецов:

«Бесам пораженья не внимая,

Выпьем мы по чарке горевой,

Потому что третья мировая

Началась до первой мировой».

Вас может заинтересовать